MilitaryRussiaRu отечественная военная техника после


купол фото эмз

2017-10-18 14:47 Сборник справочной информации по отечественным системам вооружений выпуска после 1945 г




Поручик Ржевский и Наташа Ростова. Поручик (тяжело дыша): - Наташа, ну как, вы кончили? Через 20 минут, задыхаясь: - Наташа, вы кончили?! Еще через 20 минут, злобно: - Наташа, ну вы кончили или нет?! - Н-нда, - задумчиво сказала Наташа, переворачивая последнюю страницу второго тома "Войны и мира", - а все-таки любил он меня, князь Андрей...


Умом недостижимо.






Подражание Иртьеневу Плывет туман над центром областным, И над районным центром тоже все туманно... Страдаю я маразмом возрастным, Поэтому и выражаюсь странно. Я улицу мету, как дворнику и должно, Но я в душе поэт, хотя в руках метла. Я с музой по утрам общаюсь осторожно. Сегодня муза, соответственно, не шла. Туман сошел, наполнен город светом. Его решило солнце наполнять. Сказать такое - нужно быть поэтом. Здоровым людям это не сказать. Поэт, поэт. Он должен быть возвышен, Иначе не поэт он ну никак. Я должен думать о любви, о чувствах свыше, А я вот улицы мету тут, как дурак.


Тесть с тещей, мир им, по молодости жили и работали в Монголии. Разбирая их вещи, нашел старенькую детскую книжку сказок, изданную на монгольском языке, на плохой бумаге, с какими то каракулями вместо рисунков, автор сборника Хорлоо-гуай мне неизвестен, да и как узнать, если тираж книжки всего 200! экземпляров. Но нет предела любопытству. Стал переводить подстрочник и офигел. Монголы все давно знали - про себя, про Китай, про нас, про Украину, про Обаму и Трампа. Приведу свой перевод одной из сказок. Не судите строго, переводил буквально по слогам. На вершине холма стояли и смотрели вдаль конь-дед и конь-внук. Деда, говорит внук, а кто там так смешно тащит телегу с навозом - подпрыгивает, лягается и вопит по не-нашему? О, внучек, это грустная история. Ты же знаешь, что никому никогда не удавалось нас оседлать и заставить жить в стойле. Много коней из многих разных табунов погибло за нашу общую свободу, но всегда мы были победителями. И решили наши враги напасть на нас поодиночке. Подобрались к одному табуну нашему у края степи и стали кидать печенье и рассказывать лошадям, что не лошади они, а бабочки. Что нет ничего краше их полета-прыжков, их песен-ржания, что обманывали мы их всегда и прятали от них их истинную историю бабочек. Слабый оказался табун, поверил этим сказкам. И начали они прыгать и визжать не по-нашему, отказались они от нашей славы и наших степей, стали кусать всех своих, кто не хотел скакать вместе с ними на месте. Не заметили они как оказались запряженными в чужие телеги, но так и продолжают прыгать и скакать, считая себя бабочками. Дедушка, но они же так похожи на нас. Наверное можно их вернуть назад, давай им расскажем, что они лошади. Нет внучек, поздно. Теперь они навсегда стали ослами. Лошади, которые предают свою историю всегда превращаются в ослов.